Главная
Колонка автора
Ваши рассказы
Ваша история
Биографии
Интервью
Форум
Консультации психолога
НЕБИРИК

Колонка автора
    Вот подумалось мне как-то сегодня о том, в чем же заключается секрет счастливой семейной жизни?И вспомнилась фраза, гласящая: «Отношения в доме, в семье зависят от женщины»..Надо понимать, что отношения зависят от ума женщины, ее терпения, любви, готовности на жертвы и т.д. Следовательно, если отношения в семье хорошие, значит женщина достаточно умна, терпелива, любвеобильна, готова на жертвы и т.д. но тогда получается, что в тех случаях, когда счастья не получилось, женщины не умны, не терпеливы, не готовы на жертвы?Но ведь это же полный абсурд! Поскольку таких несчастливых семей тысячи, сотни тысяч, при этом женщины, живущие  в таких семьях умны, талантливы, замечательны! И пускай у этих женщин все будет хорошо -  а те, кто смог создать семейное счастье -  кто – нибудь, когда – нибудь подсчитывал сколько приходилось раз этим женщинам, создавшим замечательные семьи, а также всем другим пытавшимся это сделать, идти на уступки, на жертвы, наступать себе на горло ради семейного благополучия? Навряд ли...   
       

 
 
Регистрация

Введите логин и пароль:
Логин:
Пароль:
Забыли пароль?
 
 
 
 
Анна Гавальда - Я всегда предпочитала маргиналов


Вы здесь: Главная / Интервью / Анна Гавальда - Я всегда предпочитала маргиналов.
(количество просмотров: 69)

   


 

Анна Гавальда

 ( 09.12.1970 года [Булонь-Беланкур])

Франция (france)

Российскому читателю имя Анны Гавальды пока не слишком известно, хотя вышедший чуть больше года назад сборник ее новелл «Мне бы хотелось, чтоб меня кто-нибудь где-нибудь ждал» привлек внимание и читателей, и критики. В данном случае, несмотря на тесные российско-французские культурные связи, наше отечество несколько отстало от европейской общественности, которая хорошо уже знает этот бренд. Под ним выходят самые читаемые в мире книжки, такие как «Просто вместе» - роман, ставший бестселлером во Франции, переведенный на 36 языков и спровоцировавший начало съемок художественного фильма с Шарлоттой Генсбур в главной роли.

 

 

- Анна, почему у вашей книги счастливый конец?

- Вы знаете, это первый хеппи-энд в моей жизни. Раньше я всегда оставляла конец открытым. Так, чтобы читатель не мог сказать, хорошо закончилась история или плохо. Но в этой книге… Понимаете, герои этой книги так долго были несчастливы, им столько пришлось пережить, они так долго чувствовали себя одинокими, отверженными… В общем, мне просто захотелось, позволить им побыть счастливыми. Это как бы не настоящая концовка. Такой вот «бог из машины». Знаете, как в пьесах классицизма, когда кажется, что все ужасно, и вдруг чудом все становится хорошо.

- То есть сама вы не верите, будто у людей, которых вы описали, может все сложиться хорошо?

- Нет, я не верю, что такие люди в настоящей жизни могут просто пережениться и быть счастливы. Но я не хотела, чтобы конец был такой, как в жизни. Это сказка. А у сказки должен быть счастливый финал. Потому что в жизни все совсем не так.

- Финал сказочный, а сама история имеет в основе какие-то реальные события? Какую-то подобную ситуацию вы наблюдали в жизни?

- Нет, нет. Это все вымышленное. Изначально я хотела написать книгу о поваре. И вообще о людях, которые стоят у плиты – в ресторанах, в кафе. Я всегда восхищалась поварами, потому что они очень много и тяжело работают. А кроме того, мне хотелось написать историю любви, которая происходит между двумя очень разными людьми и начинается с какой-то конфликтной ситуации. Мне интересно было описать, как эти два человека сталкиваются постоянно на какой-то территории, как мешают друг другу, как борются друг с другом, пытаются заставить друг друга изменить позиции. Честно говоря, когда я начинала писать этот роман, я еще не знала толком, про что он будет. Я просто придумала персонажей и начала писать, а потом шла за ними. Для меня самой, например, полной неожиданностью было то, что Филибер женится на Сюзи. Ничего такого я изначально не планировала.

- А семью Филибера вы тоже не с жизни списывали? Или все же вам встречались такие семьи?

- Семья Филибера как раз имеет прототип. Даже несколько. Мне приходилось встречать представителей таких вот аристократических семей, которые живут согласно каким-то старинным устоям и традициям. В таких вот квартирах. Знаете, в Париже по-прежнему есть немало квартир, которые выглядят так, будто на дворе XIX век. И людей, которые живут, будто нет никакого технического прогресса. И им абсолютно все равно, что они выглядят несовременно. Они живут в каком-то своем мирке, а до окружающего мира им дела нет.

- Расскажите, пожалуйста, как вы начали писать? Вы с детства хотели этим заниматься?

- До того как я начала писать, я и думать не думала, что стану писателем. Вообще-то я говорила, что хочу стать журналистом. Но на самом деле, видимо, не очень хотела, поскольку провалила экзамены. В итоге я стала преподавать французский. В первом классе колледжа, одиннадцати- и двенадцатилетним детям. Так что какое-то время я была учителем. А потом начала сочинять. У меня возникло несколько идей для рассказов. Я записала эти истории, и из них получилась первая моя книга.

- Она заканчивается рассказом про начинающую писательницу и ее общение с издателем. Это ваш собственный опыт?

- Нет, это все вымысел. То есть, конечно, ощущения молодой женщины, которая отсылает первую свою рукопись издателю – то, как она волнуется, как она напугана, – это все отчасти мне знакомо. Но фактически моя история складывалась иначе. Мне сразу говорили нет, со мной никто даже не хотел встречаться. А потом один издатель согласился мои рассказы опубликовать. Но мы тоже не встречались – только поговорили по телефону. Так что я сначала вообще подумала, что это шутка.

- Неужели ваши книги совсем не автобиографичны?

- Нет. Совсем нет.

- Это так нетипично для женщины-писателя. Женщины-писатели часто любят сочинять книги о себе и о своей жизни.

- Я не думаю, что вы правы. По крайней мере, вряд ли вы правы в том, что касается больших писательниц. Не знаю, как в России, но для французских писательниц это утверждение несправедливо. Жорж Санд, Франсуаза Саган – они никогда не писали о себе. Что касается меня, мне просто неинтересно писать про себя. Эта тема не слишком меня интригует. О чем угодно, но не о себе. Для того чтобы писать о себе, нужно быть гением.

- Неужели среди ваших персонажей никто не похож на вас?

- Нет, не сказала бы. Я в детстве хотела быть мальчиком. И большинство моих персонажей – мужчины. Например, та книга, которую я пишу сейчас, - о мужской дружбе. То есть там оба главных персонажа – мужчины.

- Но ваши персонажи похожи немного друг на друга. Например, они все странные.

- Странные люди и в жизни, и в литературе кажутся мне более интересными. Я всегда предпочитала маргиналов.

- И одинокие.

- Разве не все люди одиноки? Даже если у них есть друзья, все равно в глубине души они одиноки. Разве нет?

- И у них почти у всех проблемы с матерями. Почему?

- Это хороший вопрос. В моей следующей книге, той, которая о мужской дружбе, будет прекрасный портрет матери. А во всех предыдущих моих книгах матерям персонажей действительно отведены какие-то не очень хорошие роли. Даже не знаю почему. У меня самой отличная мама. В следующей книге мама одного из молодых людей станет героиней книги, и она очень хороший человек.

- Мне очень понравился рассказ, где женщина знакомится с мужчиной на бульваре Сан-Жермен и он приглашает ее на свидание. Как появилась эта история?

- Я однажды шла по бульвару Сан-Жермен и увидела привлекательного мужчину. Но никакой истории не было. Он всего лишь посмотрел на меня - не более того. Он не подошел и не пригласил меня на свидание. Но я подумала: а что было бы, если бы он это сделал? И дальше все разыгрывалось в моем воображении. А это как раз было время, когда у всех стали появляться мобильные телефоны. Они все время звонили в самый неподходящий момент, и это ужасно раздражало.

- Вы сейчас очень популярны во Франции. Как вы относитесь к своей известности?

- Ой, я ее ненавижу. Понимаете, на мой взгляд, известность очень вредит писателю. Моя жизнь, моя работа, мое удовольствие – быть свидетелем и наблюдать за людьми. В этом главная прелесть того, что я делаю. Но когда тебя все узнают, наблюдать и оставаться незамеченной уже невозможно.

- Вас часто узнают на улице?

- Пока еще, к счастью, не очень. Я специально не помещаю на книжки свою фотографию. К тому же я не слишком-то часто появляюсь на телевидении, поскольку его не люблю. В общем, пока меня узнают очень-очень редко. И это хорошо.

Успех дилетанта

Хотя Анна Гавальда и утверждает, что писательницей становиться не собиралась, однако писала она с 17 лет, участвовала в небольшого масштаба литературных конкурсах и время от времени побеждала. Имя Анны Гавальда зазвучало в 1999 году, когда после отказа нескольких издательств, Le Dilettante опубликовал ее сборник новелл Мне бы хотелось, чтоб меня кто-нибудь где-нибудь ждал... Книга была переведена более чем на 20 языков и имела ошеломительный успех, несмотря на то, что преподносила читателю столь немодный нынче жанр рассказа. Прошло еще три года, прежде чем Гавальда снова появилась на литературной арене - теперь с романом Я его любила. Но это все было лишь прелюдией к настоящему успеху, который принесла Анне Гавальда в 2004 году книга Просто вместе, затмившая во Франции даже Код да Винчи. Сейчас 35-летняя писательница живет в Париже, воспитывает двоих детей и продолжает сочинять книги.

Дата публикации на сайте: 13.12.2005

http://www.peoples.ru/art/literature/prose/roman/gavalda/

www.peoples.ru

 

 
  Сайт разработан в студии SF7
tel.: +7 /3272/ 696500
© 2017 "Истории о нас"
Все права защищены.