Главная
Колонка автора
Ваши рассказы
Ваша история
Биографии
Интервью
Форум
Консультации психолога
НЕБИРИК

Колонка автора
    Вот подумалось мне как-то сегодня о том, в чем же заключается секрет счастливой семейной жизни?И вспомнилась фраза, гласящая: «Отношения в доме, в семье зависят от женщины»..Надо понимать, что отношения зависят от ума женщины, ее терпения, любви, готовности на жертвы и т.д. Следовательно, если отношения в семье хорошие, значит женщина достаточно умна, терпелива, любвеобильна, готова на жертвы и т.д. но тогда получается, что в тех случаях, когда счастья не получилось, женщины не умны, не терпеливы, не готовы на жертвы?Но ведь это же полный абсурд! Поскольку таких несчастливых семей тысячи, сотни тысяч, при этом женщины, живущие  в таких семьях умны, талантливы, замечательны! И пускай у этих женщин все будет хорошо -  а те, кто смог создать семейное счастье -  кто – нибудь, когда – нибудь подсчитывал сколько приходилось раз этим женщинам, создавшим замечательные семьи, а также всем другим пытавшимся это сделать, идти на уступки, на жертвы, наступать себе на горло ради семейного благополучия? Навряд ли...   
       

 
 
Регистрация

Введите логин и пароль:
Логин:
Пароль:
Забыли пароль?
 
 
 
 
Мария Егоровна Гайдар - Коку я заваривала, как чай


Вы здесь: Главная / Интервью / Мария Егоровна Гайдар - Коку я заваривала, как чай .
(количество просмотров: 57)

   


 

Мария Егоровна Гайдар

 ( 21.10.1982 года [Москва])

Россия (russia)

Дочь экс-премьера России и лидер движения «Да!» Мария ГАЙДАР мечтает о торжестве либерализма и о собственной квартире. Она рассказала «НИ», как потратит 250 тыс. рублей, обещанных президентом за рождение второго ребенка, почему сменила материнскую фамилию на отцовскую и почему не станет эмигрировать из России во второй раз.

 

 

Фото: Владимир Машатин

– Недавно президент пообещал давать за второго ребенка по 250 тыс. рублей. Вы говорили как-то, что хотите именно двоих детей. Как потратите эти деньги – на жилье, образование ребенку или прибавку к накопительной части пенсии себе?

– Я бы потратила на ипотечный кредит.

– У вас есть жилищная проблема?

– Жилищная проблема есть у всех. Не то чтобы я живу на улице, но сейчас мы с мужем снимаем квартиру. Можно снимать однокомнатную, когда живешь вдвоем, но когда будут дети, хотелось бы свою, и побольше.

– Либерализм у правых касается семейных ценностей?

– Для меня либерализм – это взаимоотношения между человеком и государством, а не между мужчиной и женщиной. Но я исхожу из того, что люди могут жить так, как они считают нужным.

– Если любовь прошла, надо расходиться? Или любой ценой сохранять семью ради детей?

– Конечно, хорошо, когда люди женятся один раз и на всю жизнь. Но в жизни получается по-другому. Я помню, как разводились мои родители. Это плохо, но, может быть, лучше, чем если бы они жили и мучились друг с другом. И я бы не стала никогда осуждать тех, кто разводится.

– Дискриминация женщин в России, на ваш взгляд, существует?

– Я ее не ощущаю. Если посмотреть, как продвигаются женщины по карьерной лестнице в бизнесе, то многие после окончания института очень быстро занимают ключевые позиции. Если говорить о госструктурах и министерствах, то не знаю. А если говорить о политике, то в молодежных движениях девушек даже больше, чем парней. Наше общество шовинистское на уровне разговоров, шуток, но в жизни это никак не сказывается или почти никак. Просто часто женщина сама отказывается от карьеры, делая выбор в пользу семьи и детей. Или выпадает на несколько лет, когда рождается ребенок.

– Вы кому-нибудь когда-нибудь завидовали?

– Наверное, всегда завидовала детям, у которых не разводились родители.

– А фамилию с материнской на отцовскую сменили, потому что она более раскрученная?

– Я не планировала заниматься политикой, когда меняла фамилию. Когда мы уезжали с мамой в Боливию, я сменила фамилию Гайдар на Смирнова. Это был 1990-й год, и тогда с маминой фамилией было проще уехать на другой континент. А два года назад вернула свою фамилию, так как ощущала принадлежность именно к этой семье.

– А политические убеждения менять приходилось, или вы сразу стали либералом?

– Идея свободы личности мне была близка всегда. Во время учебы в институте она укрепилась через экономическое понимание отношений между человеком и государством. Это модель решения проблем, когда частная инициатива и личное стремление к успеху выше интересов государства. И позиция у человека должна быть активная, а не иждивенческая. Я считаю эту картинку правильной.

– А как относитесь к тем ребятам, которые вступили в движение «Наши» не из-за идеологии, а просто потому, что там дают бесплатное образование и возят в лагерь на Селигере?

– Движение «Наши» – это воспроизведение комсомола, которое, конечно, развалится, потому что нет тоталитарной системы, которая бы все это поддерживала. Ничего страшного нет, если людей учат или возят в лагерь. Неприятно, что их обманут и, естественно, «кинут», когда им говорят что-то вроде «вы поработайте, а потом станете новой элитой». Совершенно очевидно, что никакой новой элитой они не станут. Если кто-то куда-то и попадет, то это будет сам Якеменко. Опасно, если «Наших» будут использовать в уличных столкновениях, но надеюсь, что этого не произойдет.

– Почему «яблочники» и эспээсовцы не любят друг друга?

– СПС и «Яблоко» – это партии с принципиально разными идеологиями. Но на уровне молодежных организаций межпартийной нелюбви нет. У лидеров есть накопленная история длительных конфликтов и обид, которые относятся не к сегодняшнему дню, а к девяностым годам, например, к оценке результатов приватизации. А молодежь никакого отношения к этому не имеет. Конфликты если и есть, то они связаны с личными отношениями, а не с партийной принадлежностью.

– Если перед вами, как перед Ходорковским, встанет выбор – ваши политические противники хотят посадить вас в тюрьму по обвинению, которое вы считаете надуманным, вы уедете за границу или сядете?

– Я не уеду. Но это вопрос из разряда «Прыгнете ли вы с моста, если кто-то будет тонуть?». Никто не знает, прыгнет он или нет, пока на этом мосту не окажется.

– Вы провели детство в Боливии. Эта страна вам снится?

– Я прожила в Боливии почти пять лет, но она мне не снится и меня туда не тянет. Никаких ностальгических чувств, хотя там очень красиво и интересно.

– Правда ли, что все боливийцы жуют коку и ходят счастливые?

– В Боливии существует максимально возможное расслоение общества. Небольшая группа людей имеет виллы с бассейнами и теннисными кортами, а остальная часть населения живет в глиняных домиках по десять человек, без водопровода и канализации. А жуют листья коки там, потому что это немного бодрит плюс притупляет чувство голода.

– Сами коку пробовали?

– Заваривала в виде чая. Она там в магазинах продается, как лечебная трава. Напоминает зеленый чай, только горьковатый. Обычный зеленый чай вкуснее.

– В Латинской Америке либеральные реформы начали на 10 лет раньше, чем в России, и почти во всех странах они привели к гиперинфляции и долговому кризису. Не доказывает ли это, что либерализм – дело безнадежное?

– Сравнивать Россию со странами Южной Америки некорректно. Это бывшие колонии, страны с очень низким уровнем образования. Россию надо сравнивать со странами Восточной Европы, которые переход от плановой к рыночной экономике начали одновременно с нами. И наибольшего успеха добились именно те, кто проводил либеральные реформы наиболее последовательно, например, Польша, Эстония, Литва. В России в девяностых годах либеральные реформы проводились меньше года. А затем был постоянный откат, который привел к инфляции и кризису 1998 года. Потому что правительство Черномырдина никак нельзя назвать либеральным.

– Даже когда Чубайс и Немцов были первыми вице-премьерами?

– У правительства Черномырдина были разные периоды, и какие-то реформы в какие-то моменты проводились, но их нельзя назвать полномасштабными.

Дата публикации на сайте: 21.05.2006

http://www.peoples.ru/state/statesmen/maria_gaydar/interview.html

www.peoples.ru

 

 
  Сайт разработан в студии SF7
tel.: +7 /3272/ 696500
© 2017 "Истории о нас"
Все права защищены.