Главная
Колонка автора
Ваши рассказы
Ваша история
Биографии
Интервью
Форум
Консультации психолога
НЕБИРИК

Колонка автора
    Вот подумалось мне как-то сегодня о том, в чем же заключается секрет счастливой семейной жизни?И вспомнилась фраза, гласящая: «Отношения в доме, в семье зависят от женщины»..Надо понимать, что отношения зависят от ума женщины, ее терпения, любви, готовности на жертвы и т.д. Следовательно, если отношения в семье хорошие, значит женщина достаточно умна, терпелива, любвеобильна, готова на жертвы и т.д. но тогда получается, что в тех случаях, когда счастья не получилось, женщины не умны, не терпеливы, не готовы на жертвы?Но ведь это же полный абсурд! Поскольку таких несчастливых семей тысячи, сотни тысяч, при этом женщины, живущие  в таких семьях умны, талантливы, замечательны! И пускай у этих женщин все будет хорошо -  а те, кто смог создать семейное счастье -  кто – нибудь, когда – нибудь подсчитывал сколько приходилось раз этим женщинам, создавшим замечательные семьи, а также всем другим пытавшимся это сделать, идти на уступки, на жертвы, наступать себе на горло ради семейного благополучия? Навряд ли...   
       

 
 
Регистрация

Введите логин и пароль:
Логин:
Пароль:
Забыли пароль?
 
 
 
 
Нина Гребешкова


Вы здесь: Главная / Биографии / Нина Гребешкова.
(количество просмотров: 62)

   


 

Нина Гребешкова

 ( .... )

Россия (russia)

ФРАЗЫ из кинофильмов Леонида Гайдая «Поскользнулся, упал, очнулся — гипс», «Будет тебе и кофе, и какава с чаем», «Студентка, комсомолка, спортсменка и просто красавица» давно уже превратились в поговорки. «Бриллиантовая рука», «Кавказская пленница», «Операция «Ы», «Иван Васильевич меняет профессию» — эти фильмы каждый из нас посмотрел раз по двадцать, и все равно мы каждый раз переключаем телевизор на тот канал, где идут гайдаевские комедии. Потому что Гайдай — это всегда смешно, тонко и совсем не пошло. 30 января легендарному режиссеру исполнилось бы 80 лет. Сегодня о нем вспоминает супруга — актриса Нина ГРЕБЕШКОВА.

 

 

Фото: Татьяны КУЗЬМИНОЙ

Пат и Паташон

ЛЕНЯ в ухаживаниях напоминал мне чем-то своего Шурика из «Кавказской пленницы»… Каждый вечер провожал меня домой после занятий и репетиций, мы шли через всю Москву. Я совершенно случайно узнала, что после этого он уже не успевал на последнюю электричку. Приходилось ночевать на вокзале, а утром он как ни в чем не бывало приходил на занятия. И вот однажды он сказал: «Слушай, ну что мы все ходим, ходим? Давай поженимся». Гайдай все время тонко шутил, поэтому я и эти слова тоже восприняла как шутку. Говорю: «Да ты что? Ты — длинный, я — маленькая. Будем как Пат и Паташон? (Мой рост — 1 м 50 см, а Гайдая — 1 м 84 см)». Леня отвечает: «У меня отец высокий, мама маленькая, и он ее на руках носил. Большую женщину я не подниму». — «Ну, если ты меня будешь на руках носить, давай».

Когда я вышла за Леню замуж, мы стали жить у моих родителей в 23-метровой комнате. Посередине стоял огромный шифоньер, по одну его сторону — мы с Леней, по другую — мама с отцом, а за шторкой братья спят — подставляют к маленькому дивану скамейку, и получается диван большой. Как только я вышла замуж, родители стали ходить в гости. Мама говорила: «Ниночка, я там картошку приготовила. А мы пошли, в картишки перекинемся». Они возвращались домой в 11–12 ночи — давали нам с Леней пообщаться.

Я была на съемках в Алма-Ате, когда узнала, что беременна. Вернулась в Москву, говорю Лене: «Я тебе привезла подарок. У нас будет ребенок». Нашу дочку Оксанку Леня безумно любил и очень ею гордился, но больше детей не хотел. Считал, что главное — это работа. Все остальное — приложение.

Я очень хотела домашнего уюта. Как-то говорю Лене: «Слушай, нам нужны диван и два кресла». — «А деньги есть?» — «Есть». — «Ну так купи». — «А ты мог бы по своей инвалидной книжке их достать?» — «Ой, нет, нет». У нас был один момент, когда я сказала: «Лень, все. Я устала. Больше не могу. Все на мне. Ты занимаешься творчеством, тем, что тебе интересно. А я, как вол, везу весь дом, Оксану. Я уезжаю к маме». Он молчал, молчал… А потом тихо так говорит: «Ну как же ты не понимаешь: если ты уйдешь, я погибну»…

Цветы Гайдай мне дарил каждое воскресенье. Охапок не было, но три цветочка, один — обязательно. А однажды пришел без цветов. Я: «А где цветы?» Он грустно: «Нинок, я очень старый?» — «Какой ты старый, что за ерунда». — «Я на рынке подошел к одному грузину или азербайджанцу, спросил, сколько стоит роза. «Три рубля». Я пошел дальше — может, подешевле найду. И вдруг этот старик мне вслед кричит: «Отец, я уступлю». Я посмотрел на него — он такой старый, седой. Думаю: «Какой же я ему отец?» Я так расстроился и из-за этого не стал покупать цветы…»

 


«Гайдай — один такой»

ЛЕНЯ мне пару раз говорил: «Все, не буду больше снимать комедии. Это так тяжко. Возьму мелодраму». А потом через какое-то время: «Господи, люди так тяжело живут. Пусть посмеются».

Сейчас модно жаловаться на советскую власть, мол, не давали снимать. Леня всегда работал. Хотя из его картин тоже вырезали интересные куски. Так Гайдай в финале «Бриллиантовой руки» «приклеил» атомный взрыв… Когда люди из приемной комиссии смотрели фильм, они записывали: бутылки в кадре — нельзя, пьяных не надо, проститутку (помните, «русо туристо облико морале») — вырезать, а Светличная, которая раздевается, — это вообще караул. Кончилась картина, и вдруг… атомный взрыв. Романов, который главным был в Госкино, говорит: «А это что такое?» — «Все предыдущее было сказкой, это пародия. А это — жизнь. Но я не указываю, где это, может, это американцы в Хиросиме. Это наша современность». — «Но это ни с чем не вяжется. Ну ладно, у вас там и бутылки, и проститутки, пусть они остаются. Но отрежьте взрыв». Леня отвечает: «Не-ет. Это принципиально». — «Тогда на полку картину».

Леня приходит, рассказывает мне все. Я в шоке: «Лень, зачем ты приклеил атомный взрыв? На черта он тебе?» — «А он мне не нужен. Пусть они подумают: зачем он приклеил взрыв?» Через три дня Гайдай говорит директору картины Ашкенази: «Поезжайте в Госкино, скажите, что я скрепя сердце согласился отрезать взрыв». Оказалось, что это была Ленина хитрость. Так он спасал собственное дитя.

Гайдай терпеть не мог праздновать юбилеи. Шутил: «Все так меня хвалят, будто я умер». Это была не то чтобы скромность… Я думаю, он понимал свою исключительность. Когда Леню спрашивали, как его объявить: лауреат, народный артист, он отвечал: «Ничего не надо. Скажите: «Режиссер-постановщик Гайдай». Я возмутилась: «Ты что, эти звания по блату получил? Почему не сказать, что ты народный артист СССР?» — «Нинок, ты знаешь, сколько «народных СССР»? Как собак нерезаных. А Гайдай — один».

…ЛЕНЯ умер у меня на глазах. У него началось воспаление легких — они наполнялись жидкостью, ему делали откачку. Я ночевала в больнице. Раз в три-четыре дня уезжала домой, ночью стирала пижамы — Леня очень потел, и утром опять ехала к нему. Постепенно он стал поправляться. В один из вечеров говорит: «Ты сегодня поедешь домой?» — «Да, только накормлю тебя ужином». Было шесть часов, а ужин в половине седьмого. Леня читал газету и вдруг закашлялся. Я подбежала к нему: «Не напрягайся, откашляйся». И вдруг он у меня на руках обмяк. Я: «Ленич, Ленич, ну что такое?» Побежала за врачами. Это оказалась тромбоэмболия легочной артерии — тромб заклинил артерию. Я потом врача спрашивала: «А можно было спасти?» — «Нет, это произошло в одно мгновение. Даже если бы он, разрезанный, лежал на операционном столе, мы бы все равно не смогли увидеть, в каком именно месте этот тромб».

Я была рада, что Леня не мучился. И еще хорошо, что все произошло на моих глазах. Иначе бы я думала: «Он звал на помощь, а ему не помогли». А еще, когда Леня ушел из жизни, я подумала: «Как хорошо, что я смогла его похоронить. Если бы я была первая, то что бы он делал?»

Дата публикации на сайте: 30.01.2003

http://www.peoples.ru/art/cinema/actor/grebeshkova/

www.peoples.ru

 

 
  Сайт разработан в студии SF7
tel.: +7 /3272/ 696500
© 2017 "Истории о нас"
Все права защищены.