Главная
Колонка автора
Ваши рассказы
Ваша история
Биографии
Интервью
Форум
Консультации психолога
НЕБИРИК

Колонка автора
    Вот подумалось мне как-то сегодня о том, в чем же заключается секрет счастливой семейной жизни?И вспомнилась фраза, гласящая: «Отношения в доме, в семье зависят от женщины»..Надо понимать, что отношения зависят от ума женщины, ее терпения, любви, готовности на жертвы и т.д. Следовательно, если отношения в семье хорошие, значит женщина достаточно умна, терпелива, любвеобильна, готова на жертвы и т.д. но тогда получается, что в тех случаях, когда счастья не получилось, женщины не умны, не терпеливы, не готовы на жертвы?Но ведь это же полный абсурд! Поскольку таких несчастливых семей тысячи, сотни тысяч, при этом женщины, живущие  в таких семьях умны, талантливы, замечательны! И пускай у этих женщин все будет хорошо -  а те, кто смог создать семейное счастье -  кто – нибудь, когда – нибудь подсчитывал сколько приходилось раз этим женщинам, создавшим замечательные семьи, а также всем другим пытавшимся это сделать, идти на уступки, на жертвы, наступать себе на горло ради семейного благополучия? Навряд ли...   
       

 
 
Регистрация

Введите логин и пароль:
Логин:
Пароль:
Забыли пароль?
 
 
 
 
Валери Древиль - некоторые из ее интервью


Вы здесь: Главная / Интервью / Валери Древиль - некоторые из ее интервью.
(количество просмотров: 60)

   
Другие статьи по теме


 

Валери Древиль

 ( .... )

Когда-то она играла в «Комеди Франсез». Недолго. Почти случайная встреча с одним из мэтров российского театра Анатолием Васильевым решила все раз и навсегда. Сначала, еще в «Комеди», она стала Ниной в лермонтовском «Маскараде», а через несколько лет безоговорочно превратилась в Медею. Тут же признанную самой спорной, эпатажной, жуткой и красивой Медеей во всем мире.

 

 

Она ходит по сцене, на которой почти ничего нет. За спиной экран, море и чайки. Потом садится на стул, курит и говорит, говорит, говорит. За какие-то 40 минут из нервной парижанки Валери превращается в жрицу, вглядывается в зрительный зал, пытаясь разглядеть там того, кто разделил с ней убийство, мажется какими-то кремами, прикладывает к телу странные тряпочки, бормочет, кричит и в конце концов чиркает зажигалкой. Но теперь уже не для того, чтобы прикурить, а чтобы развести костер.

«Медея-Материал», текст немецкого драматурга Хайнера Мюллера не содержит ни одного знака препинания.

Валери: – Я не одна. Есть материал. Есть текст. Есть очень многое, что мне помогает. Есть предметы, которыми я орудую. Есть мизансцены… Движение… На самом деле в маленьких жестах, совершенно незрелищных, есть очень глубокое измерение. Потому что это измерение магии. Ритуал. И в этих простых жестах есть очень глубокий смысл. Можно находить красоту в вещах, которые не имеют внешней эффектности.

– Как вы расставляете знаки?

– Это сложная тема. Здесь два уровня. Есть уровень повествования, и на нем действительно надо расставлять эти знаки препинания. То есть все эти точки, запятые, вопросительные и восклицательные знаки. Но за этим есть линия действия. Она уже связана с понятийным уровнем. Понятийным уровнем всего произведения. И вот эта, концептуальная составляющая, она передается уже, разумеется, через вербальную технику.

Я говорю на французском. Но любой язык, даже если вы его не понимаете, имеет свою окраску, свою музыкальность и свою интонацию. И это то, что Васильев называет «утвердительной интонацией». Именно через эту работу с текстом, через эту работу с дискурсом, мы передаем концептуальную составляющую. Концептуальное содержание.

Но другой уровень – это уровень истории. И ее тоже надо передавать. И эти два уровня нужно передавать и исполнять параллельно. Но в реализации всего этого они друг другу противоречат. Потому что есть ритм, есть эта «утвердительная интонация» – тенденция разделять слова. Тогда как повествовательная линия, напротив, должна объединять их.

– Тяжело играть?

– Не тяжело. Сложно.

– А в чем разница?

Тяжело – это неприятно. А вот контролировать все это – сложно. Сложно охватить весь этот материал. Он должен быть живым. В какой-то мере это все время импровизация. То есть здесь возникает равновесие между чем-то очень устоявшимся, неподвижным, законами, которые нельзя нарушать, и, с другой стороны, это что-то очень свободное. И это выполнить очень непросто. И вообще, понимаешь ты это до конца только перед публикой. То есть только когда общаешься напрямую. Это опыт. Сиюминутное переживание. Вот почему мне это очень интересно. Каждый мой спектакль всегда не похож на другой вроде бы такой же.

– Менее чем за час вы рассказали непростую историю Медеи от начала и до конца. Для вас это обыкновенная история?

– Одновременно и очень обычная, и очень необычная. Потому что это уже вопрос мифа. Миф на самом деле не так уж просто рифмуется с повседневностью. Даже если в повседневной жизни мы можем находить, и достаточно легко, элементы мифа.

– История Медеи – это история любви, предательства и чудовищной мести. Вам страшно?

– Я не боюсь истории, я боюсь… играть. История Медеи – это миф и жизнь одновременно. Но для меня это огромный жизненный опыт. Я думаю, что театр всегда показывает нечто, являющееся для самого театра внешним. Иначе было бы скучно. И потому через то, что мы называем театром, я проживаю что-то абсолютно уникальное. И надеюсь, что так происходит с теми, кто на все это смотрит.

Дата публикации на сайте: 26.11.2007

http://www.peoples.ru/art/cinema/actor/drevil/interview.html

www.peoples.ru

 

 

 
  Сайт разработан в студии SF7
tel.: +7 /3272/ 696500
© 2017 "Истории о нас"
Все права защищены.