Главная
Колонка автора
Ваши рассказы
Ваша история
Биографии
Интервью
Форум
Консультации психолога
НЕБИРИК

Колонка автора
    Вот подумалось мне как-то сегодня о том, в чем же заключается секрет счастливой семейной жизни?И вспомнилась фраза, гласящая: «Отношения в доме, в семье зависят от женщины»..Надо понимать, что отношения зависят от ума женщины, ее терпения, любви, готовности на жертвы и т.д. Следовательно, если отношения в семье хорошие, значит женщина достаточно умна, терпелива, любвеобильна, готова на жертвы и т.д. но тогда получается, что в тех случаях, когда счастья не получилось, женщины не умны, не терпеливы, не готовы на жертвы?Но ведь это же полный абсурд! Поскольку таких несчастливых семей тысячи, сотни тысяч, при этом женщины, живущие  в таких семьях умны, талантливы, замечательны! И пускай у этих женщин все будет хорошо -  а те, кто смог создать семейное счастье -  кто – нибудь, когда – нибудь подсчитывал сколько приходилось раз этим женщинам, создавшим замечательные семьи, а также всем другим пытавшимся это сделать, идти на уступки, на жертвы, наступать себе на горло ради семейного благополучия? Навряд ли...   
       

 
 
Регистрация

Введите логин и пароль:
Логин:
Пароль:
Забыли пароль?
 
 
 
 
Галина Семеновна Зайцева - Примадонна Галина Зайцева — о коктейле, Розине и немецких самолетах


Вы здесь: Главная / Интервью / Галина Семеновна Зайцева - Примадонна Галина Зайцева — о коктейле, Розине и немецких самолетах .
(количество просмотров: 68)

   


 

Галина Семеновна Зайцева

 ( .... [Челябинск])

Россия (russia)

«Для меня пение — это не профессия. Это жизнь. И жизнь, я вам скажу, очень счастливая!» С таким настроением встретила 30-летний творческий юбилей Галина Зайцева, народная артистка России, руководитель оперной труппы челябинского театра оперы и балета.

 

 

Фото: Александра Фирсова

Музыкальный побег

— Музыка — это ведь ваш наследственный дар? Ваша мама была певуньей?

— У нее был уникальный слух. С этим связана одна любопытная история. Мама прошла всю войну в войсках ПВО. Она могла по звуку мотора определить, наш летит самолет или вражеский. И никогда не ошибалась. Однажды со всех пунктов шла информация, что летит «свой». А она кулачком бьет: «Мессер это, сбивайте». Ей кричат: «Ты понимаешь, что под трибунал пойдешь?» А она свое. Сбили самолет. Мама оказалась права.

Пела мама великолепно, хотя профессионально никогда этим не занималась. Не до того было.

— Наверное, она очень радовалась, что вы воплотили ее мечту и вышли на сцену?

— Ой, что вы! Мои родители были категорически против того, чтобы я шла в артистки. Разумеется, только потому, что переживали за меня очень. Я родителей любила безумно, хотела угодить во всем. И даже поступила на модельера. Проучилась год и поняла: не мое. Дождалась, когда родители уедут в санаторий, собрала сумочку и отправилась в Свердловск, поступать в музыкальное училище.

Самое забавное, что папа только один раз на меня глянул и говорит: «Галь, неужели ты на вокал поступила?» Пришлось сознаться. Но впоследствии именно родители были моими самыми преданными слушателями и поклонниками.

Письмо под градусом

— Наверное, вас и первая ваша специальность не раз выручала? Насколько я слышала, именно оперные певицы очень трепетно относятся к своим костюмам.

— Мой костюмер меня называла самой неудобной певицей в театре! И я ее прекрасно понимаю (смеется). Я ведь все замечала: и не очень ровную строчку, и лишние украшательства какие-то, и слишком глубокое декольте. И высказывала свое мнение. Но это не от вредности. Просто костюм не должен фальшивить, как и голос.

— Вы объехали с гастролями весь Союз. Был соблазн покинуть челябинскую сцену?

— Мне несколько раз делали очень заманчивые предложения. Я прибегала в гостиницу, хватала телефон, набирала домашний номер и кричала: «Папа, папа! Мне предлают остаться! Обещают то-то и то-то!» На что папа отвечал: «Тебя торопят с ответом? Нет? Ну тогда приезжай, обсудим и примем решение». Я приезжала — и все. Пути из дома у меня уже не было (смеется). Но теперь я понимаю, что это к лучшему. Я люблю свой театр и эту сцену. Я сделала на ней всё, что могла и хотела.

Кстати, раз уж мы заговорили о гастролях, расскажу забавную историю. Как-то в Златоусте мы показывали «Севильского цирюльника». Во второй сцене Розина пишет любовное послание. Сцена играется на специальном круге. По сигналу круг должен был делать поворот на 90 градусов, и перед зрителями возникал письменный стол и мое, то есть Розинино, мечтательное лицо.

Однако круг прокатил меня мимо зала и замер совсем не под тем углом. Удивленные зрители обозревали изящную «изнанку» наших декораций, а перед моим носом возникла кирпичная стена с надписью: «Не курить!» Мне стало дико смешно! Монтеры за кулисами забегали, круг снова поехал — и опять на 360 градусов! Тут уж мне стало совсем плохо. Тем более что я увидела, как два парня из технической службы вскочили на круг и начали толкать его ногами. Я хохотала, как ненормальная! Не смогла остановиться, даже когда монтерам удалось в третий раз завести круг. В итоге сцена встала под нужным градусом, а зрители увидели лежащую на столе и вздрагивающую от хохота Розину. Но в этот момент режиссер зашипел из-за кулис: «Галя, прекрати!» Тут же вступила музыка, и я начала петь одну из самых красивых арий спектакля.

Кресло для графини

— Галина Семеновна, мне всегда было любопытно: яичный коктейль перед спектаклем — это байка?

— Почему байка? Чистая правда. Некоторые любят добавлять туда коньячок. Он расслабляет гортань, и петь становится легче. Главное, пропорции не перепутать (смеется). Есть такая оперная история, как на чествование Гагарина в Кремль пригласили наши «золотые голоса» — Козловского и Михайлова. Те волновались безумно и перед выступлением «для голоса» и успокоения выпили коньячка. К микрофону они вышли покачиваясь, но отпели изумительно.

— Я читала воспоминания Галины Вишневской, в которых она рассказывает о перегибах советского времени, цензуре. Вы не были свидетелем этих процессов?

— Да нет, пожалуй. В голову приходит разве что один «перегиб»: в советское время все произведения исполнялись на русском языке. Хоть итальянская, хоть немецкая классика — будьте любезны, переведите и заучите. Но это, может быть, не так уж плохо. Многим людям, особенно новичкам в опере, хотелось бы не просто слышать красивый голос, но и понимать текст. Сегодня, конечно, мы поем на языке оригинала.

С Вишневской мне не довелось познакомиться. Зато мы прекрасно знакомы с Ириной Архиповой, которая помогает нам проводить ежегодный традиционный оперный фестиваль. Это замечательная женщина. Она может быть и очень сильной, волевой, и очень слабой, нежной. По сути своей она открытый и дружелюбный человек. Я дорожу сложившимися между нами теплыми отношениями.

— У вас такое чувство прекрасного, вам не становится больно, когда на любимую вами сцену выносят потрескавшиеся декорации?

— Конечно, было бы здорово иметь достаточно средств, чтобы вовремя делать ремонт, обновлять декорации. Но я люблю то, что есть. Абсолютно честно. Вот эта скамеечка — точная копия той, что стояла в летнем саду 18 века. Вот это стул, на котором на сцене умирала старая графиня. У этих вещей особая энергетика. Счастлив тот человек, который ее чувствует.

Можно ведь по-разному относиться к жизни. Возле моего дома сидят старушки-пенсионерки. Они получают копейки, едят макароны и картошку. И одни из них злятся на весь мир, разрушая себя этой злостью. А другие просто живут и радуются каждому дню. Их всегда видно, и им легче дышится. Я стараюсь не злиться. Стараюсь просыпаться с улыбкой и думать, как же мне повезло. Потому что у меня есть уютный дом, близкие люди, потому что у меня есть музыка. Потому что посредством этой музыки я могу не только себя сделать счастливой, но и подарить частичку счастья другим людям.

Дата публикации на сайте: 05.04.2007

http://www.peoples.ru/art/music/classical/galina_zaitceva/interview.html

www.peoples.ru

 

 
  Сайт разработан в студии SF7
tel.: +7 /3272/ 696500
© 2017 "Истории о нас"
Все права защищены.