Главная
Колонка автора
Ваши рассказы
Ваша история
Биографии
Интервью
Форум
Консультации психолога
НЕБИРИК

Колонка автора
    Вот подумалось мне как-то сегодня о том, в чем же заключается секрет счастливой семейной жизни?И вспомнилась фраза, гласящая: «Отношения в доме, в семье зависят от женщины»..Надо понимать, что отношения зависят от ума женщины, ее терпения, любви, готовности на жертвы и т.д. Следовательно, если отношения в семье хорошие, значит женщина достаточно умна, терпелива, любвеобильна, готова на жертвы и т.д. но тогда получается, что в тех случаях, когда счастья не получилось, женщины не умны, не терпеливы, не готовы на жертвы?Но ведь это же полный абсурд! Поскольку таких несчастливых семей тысячи, сотни тысяч, при этом женщины, живущие  в таких семьях умны, талантливы, замечательны! И пускай у этих женщин все будет хорошо -  а те, кто смог создать семейное счастье -  кто – нибудь, когда – нибудь подсчитывал сколько приходилось раз этим женщинам, создавшим замечательные семьи, а также всем другим пытавшимся это сделать, идти на уступки, на жертвы, наступать себе на горло ради семейного благополучия? Навряд ли...   
       

 
 
Регистрация

Введите логин и пароль:
Логин:
Пароль:
Забыли пароль?
 
 
 
 
Касаткина Людмила Ивановна


Вы здесь: Главная / Биографии / Касаткина Людмила Ивановна.
(количество просмотров: 80)

   

Касаткина
Людмила Ивановна


Народная артистка СССР, лауреат Государственной премии РСФСР имени братьев Васильевых, премии Ленинского комсомола, лауреат международных кинофестивалей и конкурсов, заслуженный деятель культуры ПНР, профессор

 

Родилась 15 мая 1925 года в Москве. Отец – Касаткин Иван Алексеевич (1902–1981). Мать – Касаткина Варвара Николаевна (1903–1983). Супруг – Колосов Сергей Николаевич (1921 г. рожд.), кинорежиссер, народный артист СССР. Сын – Колосов Алексей Сергеевич (1958 г. рожд.), музыкант. Внучки: Людмила (1984 г. рожд.), Анна (2001 г. рожд.).
Личность Людмилы Касаткиной столь уникальна и многогранна, что раскрыть ее – задача весьма непростая. Удивительное умение перевоплощаться, причем в совершенно противоположные характеры, – ценнейшее качество актрисы. В этом лишний раз убеждаешься, вспоминая роли Касаткиной, столь разные по жанру, вызывающие то слезы, то искренний хохот: лихая Женька Шульженко («Фабричная девчонка» В. Володина), и озорная Нила Снижко («Барабанщица» А. Салынского), и очаровательная Марфинька («Обрыв» А.А. Гончарова), и скромная офицерская жена Анечка («Океан» А. Штейна), и героический, легендарный Комиссар («Оптимистическая трагедия» Вс. Вишневского), и завораживающая Марго Чаннинг («Шарады Бродвея»), и «Мамаша Кураж» Б. Брехта, и Лейди Торренс («Орфей спускается в ад»), и «Душечка» А.П. Чехова, и Аня Морозова из телефильма С. Колосова «Вызываем огонь на себя». А трагические «Мать Мария» и «Помни имя свое»? Посмотришь первые работы Касаткиной «Укротительница тигров» и «Укрощение строптивой» и уверишься: она была рождена для комедии. И вдруг перед глазами недавняя ее работа в Театре Российской армии – королева Елизавета Тюдор в спектакле «Ваша сестра и пленница» режиссера А. Бурдонского по пьесе Л. Разумовской. Историческая драма, трагическая роль, глубочайшее раскрытие характера.
Женственность и нежность, воля и мужество. Касаткина для многих олицетворяет русский характер, непостижимый и прекрасный, вызывает восторг и глубокое уважение. Именно такими предстают на экране и на сцене ее героини – простые и скромные, самые, казалось бы, обыкновенные и вместе с тем великие в своем патриотизме, человеколюбии. Героини Касаткиной всегда обуреваемы страстью. Кем бы они ни были: рабочими, секретаршами, летчицами, школьницами, партизанками, дворянками, королевами, – они всегда одержимы. Эта касаткинская черта во всех ее образах.
А еще Людмиле Касаткиной присуще интуитивное чувство национального колорита. Разве не самая истинная испанка ее Флорелла в одном из лучших спектаклей Театра Советской армии «Учитель танцев»? Пылкая, гордая, своенравная. А разве не чувствуется чисто английская чопорность все той же королевы Елизаветы? А сколько русского в Кручининой из «Без вины виноватые» А.Н. Островского! Все это свидетельствует о редком соединении актерских амплуа, о силе национальной театральной школы, об удивительной актерской уникальности.
У Людмилы Ивановны Касаткиной необыкновенная судьба. Когда маленькая Люся выходила в кордебалете на сцену Большого театра, никто и предположить не мог, что эта очаровательная белоголовая улыбчивая девчушка станет знаменитой драматической актрисой, таланту которой будут рукоплескать не только ее соотечественники, но и зрители Болгарии, Польши, Германии, Италии, Франции, других стран. Однако учебу в хореографическом училище прервала война. Людмила Ивановна вспоминает: «...22 июня 1941 года... Я в гостях у бабушки, недалеко от Можайска. Купаюсь с подружками... И вдруг тишину воскресного утра прорезает страшный громкий крик: “Война!”.
И еще, и еще раз кричит это слово “Война!” парень на неоседланном коне...»
Не дождавшись мамы, Людмила собрала рюкзак и пешком отправилась в Можайск. Вдали уже стреляли, а школьница шла по дороге в толпе таких же, как она, потерянных людей. Бежала чуть не 30 километров, когда на ее глазах бомбили Вязьму. На всю жизнь запомнилась ей тогда обезумевшая от горя женщина, у которой убили 2 детей. До сих пор слышится крик мамы, которая уже и не надеялась увидеть свою Люсю. И бомбежка, бомбежка...
Так война ворвалась в жизнь Людмилы Касаткиной. Героическая, патриотическая тема станет впоследствии одной из основных в ее творчестве. Людмила пробыла в столице все военные годы, и, быть может, то, что увидела она детскими глазами, и были те самые зерна, которые проросли в серьезные роли, разгадывание чужой боли. Те зерна, что заронили в душу жажду бороться. Качество, столь характерное для всех ее героинь.

О балете ей, конечно, пришлось забыть. Но опьянение сценой не проходило. Она стала заниматься в драматическом кружке и вскоре оказалась в числе тех счастливцев, которых приняли на свой курс в ГИТИСе прославленные педагоги Иосиф Раевский и Григорий Конский. По театральной легенде, уже в те годы Касаткину заприметил великий режиссер Алексей Дмитриевич Попов, который сказал ей, что все у нее с профессией будет отлично, великолепно, нужно только чаще улыбаться, потому что перед ее улыбкой – кокетливо-детской, обманчиво-простодушной – не устоит никто: ни женщины, ни мужчины, ни зрители, ни режиссеры, ни товарищи-артисты...
В 1947 году юная выпускница ГИТИСа переступила порог Центрального театра Советской армии, где в те годы царил Алексей Попов. Она была очень миниатюрной девушкой, и с ее стороны было большой смелостью решиться на поступление в театр с его гигантской сценой и таким же огромным зрительным залом. Теперь же мало кто может похвастаться столь щедрой преданностью одной сцене, одному театру, с которым Касаткину связывает уже более полувека, из которых более
10 лет прошли под знаком творческого сотрудничества с выдающимся режиссером, давшим Касаткиной «путевку в жизнь». Мастер поддержал молодую артистку. Он предлагал ей пробовать себя в самых разных ролях. И очень скоро о Касаткиной заговорила театральная Москва.
Она начинала как актриса современного репертуара. Поэтически и увлекательно умела играть обыкновенное в своих героинях – в безымянной и бессловесной регулировщице на дорогах войны («Южный узел»), в военной почтальонше Зое («Последние рубежи»), в беженке-подростке Вале («Метелица» В. Пановой) или в дочери военного летчика из дальнего гарнизона, сироте Гале Друниной («Летчики» Л. Аграновича и С. Листова). Впрочем, в «Метелице» и «Летчиках» у Касаткиной были уже настоящие роли – с драмой, конфликтом, любовью.
Событием в театральной жизни страны и одной из первых вершин в творчестве Людмилы Касаткиной стала ее Катарина в «Укрощении строптивой» У. Шекспира. Здесь, во многом нарушая стереотипы и штампы, актриса угадала душу легко ранимую, сложный и тонкий внутренний мир героини, не стесненный узкими рамками условностей. Она создала натуру гордую, но справедливую, расцветающую рядом с человеком, равным по силе характера, уму и таланту. И не хитроумные выдумки Петруччио (А.А. Попов), не сложная «система укрощения» делают ее покорной, а только большая любовь Катарины, ее вера в благородство, силу, ум возлюбленного.
Вслед за спектаклем на экраны вышел телевизионный фильм «Укрощение строптивой», сценаристом и постановщиком которого стал Сергей Колосов. Признание и успех картины были абсолютными. Катарина Касаткиной, сначала сыгранная на сцене, а потом перенесенная на телеэкран, вызвала восторг публики. Строгое жюри Международного фестиваля телефильмов в Монте-Карло в 1962 году не устояло перед обаянием и темпераментом русской актрисы и присудило ей приз «Золотая нимфа» за лучшую женскую роль.
Прорыв Людмилы Касаткиной в кино начался в 1955 году, когда на экраны вышла «Укротительница тигров» – яркая, жизнерадостная, буффонная комедия с трюками, репризами, клоунадами. Кинодебют Касаткиной оказался ошеломительным. Картина обошла экраны
54 стран мира, а ее героиня Лена Воронцова покорила миллионы зрителей. Все в один голос прочили актрисе блестящую карьеру в кино.
В кино ею сыграно более 25 ролей, и 12 из них создано блестящим семейным дуэтом Касаткина – Колосов. Уникальность этого союза не перестает удивлять не только людей искусства, чья среда не располагает к долгим и прочным связям. Колосов во многом формировал актерский облик Людмилы Касаткиной. Любовь, которую они сумели сохранить, принесла удивительные творческие плоды. При просмотре отрывков из фильмов Сергея Колосова с участием Людмилы Ивановны перед нами встает целый пласт отечественного телевизионного кинематографа.
Каждый раз Касаткина «взрывала» характер своих героинь изнутри, обнаруживая за внешней простотой невиданную внутреннюю силу и цельность натуры, душевную красоту и героизм. К ее героиням замечательно подходит высказывание Ильи Эренбурга о том, что существуют люди, не созданные для того, чтобы стать героями. Однако они совершают подвиги, рождающиеся от простейших добродетелей – от верности, чести, любви к Родине, людям, правде. Неслучайно иные роли, сыгранные актрисой, давно переросли рамки художественного явления, обретя значение общественно-политическое.
Такова, например, обаятельная и трогательная подпольщица Аня Морозова из первого отечественного многосерийного телефильма С. Колосова «Вызываем огонь на себя». За кажущейся простотой героини актриса сумела разглядеть и убедительно показать человека прекрасного, способного на подвиг во имя Родины, во имя торжества справедливости.
Картина, как и многие другие работы режиссера Сергея Колосова, была в основе документальна. Аня Морозова, подпольщица на Брянщине, действительно существовала. И вот после фильма реальной партизанке было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.
Нечто подобное случилось и с картиной С. Колосова «Мать Мария», где Людмила Ивановна глубоко и достоверно сыграла главную женскую роль – русской эмигрантки поэтессы Елизаветы Юрьевны Кузьминой-Караваевой, принявшей в монашестве имя Мария и во время фашистского нашествия ставшей активным борцом французского Сопротивления. Мать Мария была арестована гестапо, в апреле 1943 года отправлена в концлагерь Равенсбрюк, где и погибла в газовой камере. Она посмертно была удостоена ордена Отечественной войны II степени, а ее произведения изданы на Родине. Младший современник Кузьминой-Караваевой писал о ней, носительнице высочайшей культуры, по-матерински помогавшей бежавшим советским военнопленным и французским патриотам, и о ее сподвижниках так: «Несомненно, что все они давно уже шли навстречу своему мученическому концу, не уклоняясь, не отстраняясь. И умерли они активной, творческой смертью».
Наверняка актриса знает эти замечательные слова. Ведь она как исследователь подходит к ролям, в основу которых положены судьбы реальных людей: изучает материалы, документы, вживаясь в колорит эпохи.
...Освенцим. Может быть, самое страшное место на земле. Город даже потерял свое имя. Освенцимом стали называть уже не город, а концентрационный лагерь, самый первый и самый ужасный среди гитлеровских концлагерей. Именно здесь С. Колосов снимал одну из лучших своих картин – «Помни имя свое», получивший множество призов и наград на самых престижных международных конкурсах и фестивалях. И неизменно на всех этих конкурсах приз за лучшую женскую роль получала Людмила Касаткина.
Готовясь сыграть в этом фильме роль Зинаиды Воробьевой, женщины, перенесшей ужас Освенцима, где погибли сотни тысяч невинных людей, где у нее отняли ребенка, Касаткина, как рассказывают, получила разрешение прожить несколько дней в одном из пустых бараков ставшего музеем лагеря смерти. Что ей там открылось? Она добилась потрясающей силы воздействия на зрителя, который неотрывно следит, как русская женщина, бредущая в шеренге одетых в полосатую лагерную одежду узников, подгоняемая окриками охранников, исступленно ищет хоть какой-нибудь знак пребывания своего маленького Гены на этом проклятом, огороженном колючей проволокой месте. Вот тот редкий миг искусства, когда правда художественная и человеческая сплавляются в нерасторжимую истину. Словно до каждого зрительского сердца хочет донести актриса выстраданный нравственный императив: «Помни имя свое!».
Критика единодушно отмечала потрясающую игру Людмилы Касаткиной. В 1976 году за эту роль ей была присуждена Государственная премия РСФСР имени братьев Васильевых.
Есть среди киноработ Людмилы Касаткиной еще одна, о которой сегодня, когда история Отечества не подернута более идеологической пеленой, следует вспомнить особо. Это Мария Захарченко из фильма «Операция “Трест”, созданного по мотивам романа Л. Никулина «Мертвая зыбь». Четырехсерийная картина Сергея Колосова, вышедшая на экраны в 1968 году, была посвящена борьбе ЧК с белой эмиграцией. Фильм не стал прямой экранизацией романа. В него был включен значительный объем документального материала, что сделало картину исторически и психологически точной. Перед режиссером и исполнительницей главной роли стояла непростая задача – в условиях цензуры и идеологических рамок воссоздать трагическую судьбу женщины, отдавшей жизнь за Родину, ненавидевшей большевистский режим, но не пожелавшей довольствоваться эмиграцией, не покоренной чекистами и пустившей пулю в висок со словами: «Смотрите, как умирают за веру, царя и Отечество...» (Эти слова из фильма тогда заставили убрать.)
Касаткина вполне могла подвергнуть Захарченко прямому разоблачению, изобразив эмигрантскую богиню, обласканную царскими орденами и наградами Белой армии. Но она не сделала ничего подобного. Приверженность актрисы субъективной правде своей героини вдохнула долгое дыхание в образ Захарченко. Ее образ столь психологически разработан и многообразен, что приковывает к себе от первых до последних кадров. Молодая женщина, эта русская парижанка, спасает Отечество от нового порядка. Спасает фанатично, неистово, так же, как и любит. В исполнении Касаткиной она предстает женщиной умной, отважной, умеющей стрелять, скакать на лошади и одновременно притягательно женственной, обаятельной, порой обольстительной. Очевидно, что Захарченко любит Россию до боли сердечной, но это любовь человека одержимого, признающего только собственную правоту. «Большевицкий» строй казался ей катастрофой для Родины, а потому борьба не на жизнь, а на смерть с советской властью стала для нее вопросом идеи, веры, а не личной выгоды. Она верна ей, даже оказавшись в тупике. Зрители запомнили касаткинские глаза, полные тревоги, которая гложет ее изнутри, но которую она все время подавляет сурово и мужественно... Сегодня, когда по-новому осознается противостояние в Гражданской войне, по-иному оценивается роль первой волны русской эмиграции, вдвойне актуальной становится эта актерская работа Касаткиной, создавшей многомерный, верный художественный и исторической правде образ, образ врага, вызывающего уважение.
Среди других киноработ Людмилы Касаткиной отметим такие: «Медовый месяц» (1956), «По ту сторону» (1958), «Месть» (1960), «Хлеб и розы» (1960), «Душечка» (1966), «Гроссмейстер» (1972), «Большая перемена» (1972–1973), «Принцесса цирка» (1982), «Маклер» (1992), «Раскол» (1993).
И все-таки Людмила Ивановна отдает пальму первенства театру. «Я люблю театр больше, чем кино. Конечно, в каждой ленте есть кусочки, оплаченные твоими нервами, твоей кровью. Но... сидишь в зале кинотеатра, и охватывает панический ужас: неточно сыграно, теперь понятно, как надо, но сделать уже ничего нельзя! Театр же дарит актеру счастье искать всегда, каждый день. Театр – это ежедневный экзамен, и ты обречен на провал каждый раз, когда твое сердце, твои нервы промолчат, когда ты на минуту позволишь себе подумать, что можно механически повторить то, что было найдено вчера. Театр дарит счастье вечно искать путь к правде. За эту трудную близость с правдой человеческой жизни я навсегда люблю театр».
За полвека Людмила Касаткина сыграла роли в 60 спектаклях своего родного театра. Многие из исполненных ею ролей получили самую высокую оценку, игрались сотни раз, шли в репертуаре по 10–15 лет. И каждой героине Людмила Ивановна отдавала частицу своего сердца, каждый характер лепила из того, что ей подсказывали чувства и талант. И всегда ее труд находил отклик в благодарных сердцах зрителей.
Роли классического репертуара, сыгранные в театре Людмилой Касаткиной, не похожи на игру многих примадонн. Так, ее Елена Андреевна в чеховском «Дяде Ване» проста той простотой, которая свойственна интеллигентным людям. Она проходит на сцене свой сложный путь крушения иллюзий, а точнее, их остатков, которые пыталась поддержать ее наивная душа.
Спектакль «Элегия» с блистательным дуэтом Людмилы Касаткиной и Андрея Попова по праву вошел в сокровищницу театрального искусства. Душевная теплота отношений писателя Тургенева и актрисы Савиной передана с удивительной силой таланта, на которую способны лишь мастера такого уровня, как Касаткина и Попов.
Новое тысячелетие актриса начала с премьеры. Сыграла странную миссис Сэвидж в одноименном спектакле по пьесе Джона Патрика – пьесе, в которой некогда блистали Фаина Раневская, Любовь Орлова, Вера Марецкая, Людмила Шапошникова. Поставил спектакль Сергей Колосов. Людмила Касаткина в роли миссис Сэвидж соединила две стороны своего дарования – лирико-комедийную и тяготеющую к трагедийному началу. В результате спектакль обрел черты трагикомедии.
Еще одна грань многообразного таланта актрисы – ее преподавательская деятельность в ГИТИСе. Вместе с Сергеем Колосовым она создала один из лучших курсов, подготовив десятки мастеров сцены. Многие из воспитанников Касаткиной и Колосова удостоены почетных званий «Заслуженный артист РФ» (например, популярная актриса театра и кино Е. Добровольская, работающая во МХАТе имени Чехова), премией имени Станиславского в период ее работы в Театре Российской армии отмечена А. Богарт.
Все, кто знает Людмилу Касаткину, очарован ее удивительным, праздничным обаянием. Она всегда энергетический центр сцены, семьи, любой компании (ее коллекции анекдотов и умению их «сыграть» завидовал даже Юрий Никулин), общаться с ней можно бесконечно. Она интересный и умный собеседник, находится в прекрасной творческой и спортивной форме. Каждый день ее расписан по минутам. Но это ли не счастье для актрисы – быть нужной людям, нести им добро и получать в ответ заряд энергии, радость, молодое жизнеощущение.
Л.И. Касаткина – народная артистка СССР (1975), лауреат Государственной премии РСФСР имени братьев Васильевых и премии Ленинского комсомола, заслуженный деятель культуры ПНР (1975). Награждена орденами «За заслуги перед Отечеством» III и IV степени, Дружбы, Ленина, Трудового Красного Знамени, «Знак Почета», орденом Святой равноапостольной великой княгини Ольги II степени, орденом «За служение Отечеству» (святых великого князя Дмитрия Донского и преподобного Сергия, игумена Радонежского) III степени.
Живет и работает в Москве.

www.biograph.ru

 
 

 

 
  Сайт разработан в студии SF7
tel.: +7 /3272/ 696500
© 2017 "Истории о нас"
Все права защищены.