Главная
Колонка автора
Ваши рассказы
Ваша история
Биографии
Интервью
Форум
Консультации психолога
НЕБИРИК

Колонка автора
    Вот подумалось мне как-то сегодня о том, в чем же заключается секрет счастливой семейной жизни?И вспомнилась фраза, гласящая: «Отношения в доме, в семье зависят от женщины»..Надо понимать, что отношения зависят от ума женщины, ее терпения, любви, готовности на жертвы и т.д. Следовательно, если отношения в семье хорошие, значит женщина достаточно умна, терпелива, любвеобильна, готова на жертвы и т.д. но тогда получается, что в тех случаях, когда счастья не получилось, женщины не умны, не терпеливы, не готовы на жертвы?Но ведь это же полный абсурд! Поскольку таких несчастливых семей тысячи, сотни тысяч, при этом женщины, живущие  в таких семьях умны, талантливы, замечательны! И пускай у этих женщин все будет хорошо -  а те, кто смог создать семейное счастье -  кто – нибудь, когда – нибудь подсчитывал сколько приходилось раз этим женщинам, создавшим замечательные семьи, а также всем другим пытавшимся это сделать, идти на уступки, на жертвы, наступать себе на горло ради семейного благополучия? Навряд ли...   
       

 
 
Регистрация

Введите логин и пароль:
Логин:
Пароль:
Забыли пароль?
 
 
 
 
Диана Арбенина: интервью


Вы здесь: Главная / Интервью / Диана Арбенина: интервью.
(количество просмотров: 117)

   
Другие статьи по теме



 

Диана Арбенина


 

(1974[Воложин])

Россия (russia)

Ее розы пахнут полынью. Мягким тигром она сторожит в окне любимого, волком бежит к нему по обжигающему снегу… Ее сильный голос то тихо напевает, почти шепчет об искренних чувствах, то страстно обжигает пронзительными нотами безответной любви и одиночества. Необыкновенно глубокие тексты ее песен задевают особую струну твоей души, о которой ты раньше, может, и не догадывался. Она — это Диана Арбенина, нежная и суровая, открытая и замкнутая, охотник и жертва. Одиноким ночным снайпером стоит она в ярко освещенном кругу внимания, одна, под прицелом людских взглядов. Стреляйте! Но не промахнитесь!

 

 

— Ты поменяла имидж. Это — следствие продуманного решения или просто перемены настроения?

— Это — следствие того, что мне уже, во-первых, достаточно много лет, а во-вторых, я никогда сознательно не меняла имидж. Я живу и живу себе. Если, например, мне вчера нравилось пальто, а сегодня нравится куртка, это не значит, что это мой сознательный выбор. Просто, время пришло.

— Как ты считаешь, верно ли утверждение, что женщина должна быть женственной? Если бы ты шла на свидание, то насколько изменился бы твой стиль одежды, макияж, прическа?

— Конечно. Женщина должна быть женственной — раз. Она должна быть нежной — два. И — обязательно должна родить ребенка.

— Для одних дети — признак существования самих родителей на этой бренной земле, для других — один из трех пунктов обязательной программы жизни, а для кого-то — единственные существа, дарящие тепло, надежду… и смысл жизни. Ты бы хотела иметь ребенка? Почему?

— Безусловно. У меня никогда не было четкой программы, хотя я об этом задумывалась совершенно конкретно. Можно даже сказать, планировала. Нежность нужно куда-то девать, во что-то реализовывать. Для меня самое главное — это маленький человечек, который будет ходить, думать, а я буду наблюдать за его развитием. Это насущная потребность для любой женщины.

— Твои слова «Это только сон, все хотят спать, все уже уснули, я не исключенье, я тоже сон» («Колыбельная по-снайперски») перекликаются со словами Саши Васильева, лидера группы «Сплин» — «Тебе это снится… Нам всем это снится». Мы на самом деле спим и видим жизнь во сне? Но даже в самом страшном кошмаре можно проснуться… Возможно ли пробуждение в нашем случае?

— Нет, невозможно. У нас есть только один выбор — достойно пройти путь.

— А как ты думаешь, можем ли мы изменить судьбу?

— Я фаталист. Я уверена в том, что все предрешено, но в то же время я активный человек в жизни. Я сама выбираю, не за меня выбирают. Однако я прекрасно понимаю, что, по большому счету, ничего невозможно изменить. Если человек рожден машинистом, он, скажем, может попробовать рисовать, но ничего у него не получится. И он останется машинистом.

— Как ты считаешь, можно ли любить всех людей на земле?

— Я уверена в том, что нельзя любить всех людей. Поэтому для меня самое главное — оберегать тех людей, которых я люблю. Скажем, моя семья — мой брат, моя мама, отец, мой будущий ребенок, который родится, моя собака. Я сейчас уехала за город исключительно из-за того, что мне подарили сенбернара и мне необходимо, чтобы собака росла здоровой. Если он вырастет нездоровым мальчиком — у них же большие проблемы с ногами и зубами — то я себе этого не прощу. Еще — нельзя любить человечество. Если ты будешь любить тех людей, которые рядом с тобой — этого уже достаточно.

— А ты способна на отчаянный поступок ради любимых людей?

— У меня в жизни это было не раз. Был момент, когда я ради любимого человека сделала невозможное. Меня тогда сильно остудили — этот человек меня предал. Но, и это самое главное, я не ожесточилась.

— Ты смогла бы простить измену?

— Нет. Я не смогла бы простить ни физическую измену, ни духовную.

— «Душу лучше всего лечить ощущениями, а от ощущений лечит только душа». Какими «ощущениями» ты себя лечишь, когда стрела боли от обиды или предательства метко поражает твою душу? Как «зализываешь раны»?

— Месть и ненависть — это одни из самых разрушающих качеств. Мне это не нужно. Поэтому — доброта и друзья.

— А как ты любишь отдыхать?

— По-разному. Если какие-то тяжелые гастроли — я могу целый день сидеть и смотреть телевизор. Могу целый день ездить на машине, могу смотреть фильм, общаться со своими друзьями.

— А ты, вообще, интроверт? Или общительный человек?

— Для всех я, конечно, экстраверт. Но я намного скрытнее, чем кажется (улыбается). Что такое настоящий снайпер? Это человек, который выходит на яркое пятно света и становится самым защищенным человеком в мире. Чем более ты на виду, чем больше ты открываешься, тем больше тебе дается форы и больше шансов сохранить себя. Потому что ты все прекрасно видишь. Смотри, как можно победить страх? Если ты боишься темноты в комнате, нужно идти в самый темный угол.

— А у тебя есть страхи?

— Я боялась темноты достаточно давно, но это прошло — переборола себя. Я очень боюсь за своих родителей. Мне, наверное, проще было бы умереть первой — потому что ничего не видишь, и все нормально.

— Моя знакомая утверждает, что понятия «хорошо» и «плохо» однобоки по своей сути, что они не могут характеризовать человека. По ее мнению, даже маньяк-убийца может найти себе оправдание, несмотря на то, что он убивает людей сотнями. Энтони Берджесс утверждает, что «…быть совершенно хорошим или совершенно дурным бесчеловечно. Зло должно существовать рядом с добром, чтобы была возможность нравственного выбора». Как ты считаешь, правы ли они? Для тебя понятия «добро» и «зло», «хорошо» и «плохо» категоричны по своей сути или инвариантны?

— Все, конечно, взаимосвязано. Но мы не можем избавиться от того, что есть черное, и есть белое. Ты не сможешь смешать черное с белым. Человек, который может поднять руку на свою дочь — для меня не человек, а животное. Иначе, таким образом, вообще, можно все оправдать. Есть плохая музыка, есть хорошая. Есть черное, и есть белое.

— «Ах, Марта, женщине влюбленной лукавой быть — немудрено!» — говорит героиня «Валенсианской вдовы». Как ты думаешь, в борьбе за мужское сердце все средства хороши или надо быть предельно честной, даже если это может быть во вред?

— Я имею опыт и могу точно сказать: то, что не твое — уйдет. Не стоит держать человека и ревновать, потому что этим ничего не добьешься. Ну, подержишь человека 5 лет, 10, 15, но потом, если он не твой — он все равно уйдет. Понять, что человек твой, можно только сердцем. Время покажет все. Если судьба быть вместе — то будете вместе.

— А как бы ты смогла показать мужчине, что он тебе небезразличен?

— Ну, я спела бы… (улыбается). Кокетничать я не умею. Хотела научиться, но — не получилось. Знаешь, такие вещи, как «стрелять глазками» — это не мое. Хотя мне очень нравится женственная одежда — каблуки, сапоги в том числе, строить на этом какую-то политику по отношению к человеку, который мне нравится, я не стала бы. Зачем?

— А если бы ты пошла на свидание, ты бы надела бы «каблуки, сапоги»?

— Может быть. Это зависит от настроения.

— В жизни каждого человека случаются и положительные, и отрицательные моменты. Мне кажется, что хорошие моменты остаются в памяти цветными фотографиями, которые хочется доставать и пересматривать вновь и вновь, а плохие — черно-белыми негативами, которые хочется сжечь, да нельзя. Какие яркие моменты в твоей жизни ты бы хотела извлекать из памяти снова и снова? И что ты делаешь, чтобы избавиться от негативов, дабы не доставали — ищешь в них изъяны пленки или вовсе «сжигаешь»?

— Смотри: совесть невозможно усыпить. Я очень боюсь бессонницы, потому что иногда делаешь что-то плохое. Я помню, когда мне было лет восемь, мы пошли с мамой в кино, она меня провела в зал, посадила и ушла, сказав, что придет через какое-то время. Места начали заполняться, и ее место кто-то занял. Начался сеанс. Прошло минут тридцать, я повернула голову и увидела, что мама ищет свое место и меня. Я смолчала. Мне было лет семь или восемь, но стыдно до сих пор. Вот таких ситуаций я очень боюсь. Поэтому, если ты честен перед собой, — все будет хорошо. Можно ведь наврать всем, но самому себе не наврешь. Когда останешься один на один с собой, будет больно, и ты не сможешь заснуть. А я хочу спать, ведь сон — это здоровье.

— А если переживания были очень яркими — как ты на них отреагируешь?

— Ты знаешь, все зависит от того, ты обидел или тебя обидели. Когда тебя обижают — это намного легче, чем когда обижаешь ты сам. Я, например, один раз в жизни ударила собаку. Это был переходный возраст, я рассказываю события двадцатилетней давности. Мне под ноги попалась маленькая болонка, живущая неподалеку от нас. И я ее отшвырнула ногой, потому что торопилась куда-то. Родители за это поставили меня в угол и не впустили из дома. Животные — наши меньшие братья. А я пнула абсолютно беззащитного пса, потому что мне надо было попасть на какой-то день рождения. И у меня до сих пор в памяти этот случай. Поэтому, когда тебя обижают, это легче пережить, нежели, когда ты обижаешь. Ведь это остается где-то глубоко внутри. В сердце.

— А ты азартный человек?

— Конечно. Я обхожу стороной казино намеренно. Потому что знаю, чем это закончится (улыбается). Уже пару раз заканчивалось. Не надо испытывать судьбу. Лучше поехать домой и посмотреть кино. В жизни я ничего не продумываю, очень спонтанный человек. Захотелось — сделала. Захотелось мне в 1993 году придумать «Ночных снайперов» — я их придумала.

— А как ты переносишь разлуку с Родиной? Ведь ты постоянно в разъездах и редко бываешь дома…

— У меня ее нет. Я — кочевой человек. Я родилась в Белоруссии, в четыре года родители увезли меня на Север — сначала на Чукотку, потом на Колыму, потом — в Магадан. Я поменяла очень много мест жительства, поэтому мне хорошо там, где я есть сейчас.

— Если бы тебе признался в любви нелюбимый, ты бы предложила остаться друзьями или дала бы понять, что не можешь общаться с человеком?

— У меня было такое, это ужасно. Ко мне пришел человек — мы с ним вместе учились в университете в Питере, — с которым мы были нормальными, что называется, друганами. Проходит три года с начала учебы, и он говорит: «Слушай, можно я приду, мне поговорить надо?» Я говорю: «Давай». А я вообще ничего не подозревала. Была зима, страшный холод, и у него был очень резкий парфюм. И этот человек садится и говорит: «Знаешь, я больше не могу. Я так много лет терпел, ждал…» И так далее, и так далее. «Я — тот, кто тебе нужен». Он мне все это рассказывает, а я не могу ему ничего ответить. Я говорю: «Нет, это невозможно. Все». В итоге я его провожаю, а он спрашивает: «Можно я тебя поцелую на прощание?» Я говорю «нет» и закрываю за ним дверь. Я выветривала комнату, где он сидел, часа два — не могла туда даже зайти. После этого я не ходила в институт, где-то с неделю, потому что не могла с ним встретиться. Я боялась. Очень. Но потом он заболел, и нам пришлось общаться, потому что нужно было ему помогать. Нет, это ужасно, на самом деле. Когда ты сидишь и ничего не можешь сказать человеку, который перед тобой изливает душу… Он говорит: «Я хочу с тобой жить». Я ему отвечаю: «Ты чего, сдурел, что ли?». А он на пороге встретился с человеком, с которым я жила. Нормально? Я ему говорю: «Ты же видишь, это невозможно!» А он отвечает: «Я все прекрасно понимаю, но ничего поделать не могу…» Наверное, лучше не общаться с человеком, который любит тебя невзаимно. Ему ведь больнее от этого стократ. Я ведь никогда ни с кем не ссорилась, не лезла на рожон. Когда происходит такая ситуация, ты понимаешь, что тебе нужно встретиться глазами с таким человеком и через некоторое время тебе становится страшно: ты понимаешь, что он будет видеть глаза, которые его ранят.

— А ты сама могла бы любить без взаимности?

— Отличный вопрос. Наверное, могла бы, но такого не случалось (улыбается). Однако я это говорю сегодня. Может, через месяц мы с тобой встретимся и я скажу: «Представляешь, случилось!». Пока у меня в жизни все было взаимно.

— Существуют ли для тебя в этой жизни неразрешимые проблемы?

— Да, конечно. Как сделать так, чтобы в сутках было 48 часов. И еще — не хотеть спать.

— А как ты борешься со сном, когда это необходимо? Пьешь кофе литрами?

— Нет, я больше чай люблю. А зачем с ним бороться? Лучше пойти поспать и — дальше работать. Я, в принципе, как Штирлиц. Мне для сна может быть достаточно семи минут. Я не люблю много спать. Хотя бытует такое мнение: чем старше женщина, тем больше ей нужно спать.

— А тебе какие сны снятся, Диана?

— В последнее время я вообще очень мало вижу снов. Я просто падаю, засыпаю, просыпаюсь и дальше что-то делаю. Я никогда снов не запоминаю намеренно. Но есть сны, которые я помню и буду помнить всегда. Они на ощущениях, их невозможно пересказать. Мне никогда не снились кошмары.

— Для каждого из нас жизнь имеет свой смысл. А в чем он заключается для тебя?

— В дороге. Жизнь — это постоянный путь. Хочешь, я тебе покажу заставку на своем телефоне? (Включает телефон, на экране появляется приветственная заставка). Видишь, что написано? «Don’t stop!» — «Не останавливайся!» Я иду только вперед. Иду достойно. Это очень тяжело, поэтому, этого достаточно.

— Расскажи про свою собаку.

— Он у меня такой красивый мальчик! Сенбернар, зовут Робеспьюшей (Робеспьером). У него сейчас стала кучерявиться шерсть, отличные лапы и он растет с каждой секундой. Мыть его очень тяжело. Он же очень большой! Ему пять месяцев, а весит он около 30 килограммов! А будет весить 110! Представляешь, он недавно скинул меня с велосипеда. Я ехала на спортивном велосе, который мне подарило «Радио Максимум» на тридцатилетие, мой пес бежал рядом, его внезапно занесло вбок и он повалился на меня. Причем сам тоже упал. Когда я вставала, у меня руки дрожали от пережитого. Хорошо, что рядом были мои друзья! Я не буду тебе показывать разбитую коленку, потому что тебе станет плохо. Робеспьюша сам очень испугался от содеянного.

— А как у тебя появился мохнатый любимец?

— Подарили. Я написала песню «Сенбернары», после чего мне подарили сенбернара. Он белого с коричневым цвета, а на носу — веснушки. Он — уже личность. Все прекрасно понимает, очень хитрый. Вчера вечером ему было плохо — сильно тошнило. Мы думаем, чем же он таким отравился? Кормим ведь только специальными кормами. Оказывается, картошкой! Где-то нашел, съел… Вчера после обеда я встала и ушла по своим делам. А он в это время съел кусок торта! Мои ребята помогают с кормом — ест он, ведь, много! Недавно барабанщик группы подарил ему ошейник. Интересный такой, похожий на галстук. Когда я вижу пса, говорю: «Робеспьюша в галстуке!». А еще друзья подарили ему медаль. Я боюсь — а вдруг он потеряется? Там написано: «Робеспьер Арбенин. Телефон…» У нас сейчас проблема с кошкой. Кошка классная, черного цвета, живет у меня дома, зовут Тиль. Конфликта с псом у них не было до тех пор, пока у него не выросло то, что я называю «хлеборезками» — большие челюсти, которыми он берет бедную кошку посередине туловища, когда играет… Она от него бегает по всему дому.

— Диана, а кто твой любимый писатель и почему?

— Давай, выберу навскидку? Меня научили читать в три года. В пять лет я прочитала «Отцы и дети». Все было очень быстро. Читала очень много, долго перечислять. Однако, отвечу — Ремарк («Три товарища», «Тени в раю», «Черный обелиск»), а из наших — Тургенев. Достоевский шел хуже, Толстого вообще не понимала — очень много воды. А Тургенев — очень нежный и очень русский. Из последнего прочитанного мне нравится итальянский писатель Алессандро Барикко — «Шелк» и «Замки гнева», Кундера «Бессмертие».

— Некоторые люди верят в рай, некоторые — в реинкарнацию, а кто-то ожидает после смерти лишь холодных объятий земли и копошение червяков. Ты веришь в «загробную» жизнь?

— Я не хочу умирать. Я не думаю про то, что будет дальше. Мне очень хочется жить.

Дата публикации на сайте: 28.12.2004

http://www.peoples.ru/art/music/pop/arbenina/interview1.html

www.peoples.ru

 

 
  Сайт разработан в студии SF7
tel.: +7 /3272/ 696500
© 2017 "Истории о нас"
Все права защищены.